Потенциал Образовательный журнал
для старшеклассников и учителей

Рубрики журналов
Физика. Математика. Информатика
Химия. Биология. Медицина.
Журнал
О нас
Редакционный совет
Редакция
Спонсоры
Партнеры
Авторам
Конкурсы
Награды
Контакты
Где купить
Полезные сайты
Полезные сайты
Новости
Архив новостей
Полнотекстовые статьи
Полно­текстовые статьи ФМИ
Полно­текстовые статьи ХБМ

Турнир Юных Естествоиспытателей

Главная Подписка Архив Авторы Фотоальбом Подготовка в вуз Магазин

Глава седьмая. Жизнь после смерти. Новое начало

Карлов Николай Васильевич Карлов Николай Васильевич - член-корр. РАН, президент гуманитарного центра «Пётр Великий», ректор МФТИ в 1987-1997 гг.

17-го сентября 1951-го года Постановлением Совета Министров СССР № 3517-1635 И.В. Сталин предписал Министерству Высшего образования СССР: «Организовать на базе физико-технического факультета МГУ на станции Долгопрудная Московский физико-технический институт (МФТИ) для подготовки инженеров-физиков в областях новой техники с факультетами: 1. радиофизическим; 2. радиотехническим; 3. аэромеханическим; 4. физико-химическим», установив при этом прием на 1-й курс МФТИ в 1951 году в 200 человек. Постановление особо оговаривало сохранение порядка организации учебного процесса, специального порядка отбора и особых правил приема, а также освобождения от военной службы, установленных ранее для ФТФ. Это же Постановление определяло перечень базовых организаций МФТИ. В перечень этот входили ФИАН, МИАН, ИТМиВТ, ЦАГИ, ЦИАМ, НИИ 17 МАП, ЦНИИ 108. Характерно отсутствие в этом списке Института Физпроблем, известного в народе как «Капичник», а также каких-либо научно-исследовательских организаций, напрямую связанных с разработкой ядерного оружия. В соответствии с правилами бюрократического этикета Министр В. Н. Столетов должен был бы своим приказом по Министерству объявить это Постановление. Режимные соображения тому препятствовали. Поэтому Министр (1-го октября 1951 г) ограничился приказом по Министерству № 477, которым он в весьма урезанном виде повторил директиву И. В. Сталина об организации МФТИ. Следует особо ответить, что этим приказом В. Н. Столетов подчинил МФТИ Главному управлению политехнических вузов своего Министерства, поставив на Физтех клеймо, отмыться от которого удалось только в 1995 году, когда Институт официально получил статус Государственного Университета. Вернемся, однако, в 1951-й год. 28-го ноября этого года Министр В. Н. Столетов издал закрытый приказ о структуре МФТИ. Приказ сей именует те области новой техники, для работы в которых Физтеху вменялось в обязанность готовить инженеров-физиков и дает распределение этих областей по факультетам. Это распределение весьма интересно: 1. Радио-технический факультет – электроника, радиолокация, ЭВМ, управление реактивными снарядами. 2. Радиофизический факультет – радиофизика, оптика. 3. аэромеханический факультет – аэродинамика и прочность самолетов, аэродинамика реактивного движения. 4. Физико-химический факультет – химическая кинетика и горение, горение в реактивном движении, физика и механика взрывов. Здесь опять-таки обращает на себя внимание отсутствие главной, ведущей специальности, какой была для ФТФ ядерная физика, застенчиво именовавшаяся строением вещества. Представляется, что этот факт, пусть косвенно, но подтверждает важность вопроса о бомбе, как одной из причин разгона ФТФ. В сущности, именно это имел в виду Ф.И. Дубовицкий, когда, отталкиваясь от необходимости «срочно создать бомбу», он говорил: «А вот возник вопрос преобразовать этот факультет потому, что университет стал бояться этого факультета. А тут еще возник другой вопрос. В это время создавался и Инженерно-физический институт. На Рязанском шоссе. И тоже вставал вопрос, а создавать МИФИ или нет, или создать какую-то единую систему». Рис.1 Высоким государственным решениям о судьбе Физтеха естественным образом отвечала некая процедура смены руководства в момент преобразования ФТФ в МФТИ. Архивы отдела кадров МФТИ позволяют последовательно посмотреть на процесс, в результате которого Ф.И. Дубовицкий заменил С.А. Христиановича и Д.Ю. Панова на посту руководителя Физтеха. Сначала ничто не предвещало никаких «революций». Министр высшего образования СССР С.В. Кафтанов 28 июля 1949 года приказом № 418/ук назначил заместителем декана физико-технического факультета МГУ кандидата химических наук доцента Дубовицкого Федора Ивановича, «поручив ему работу по наблюдению за проектированием нового здания физико-технического факультета и оборудования для него». Здесь обращает на себя внимание то обстоятельство, что Министр СССР лично подписывает приказ о занятии столь, вообще говоря, незначительной должности как замдекана. Это можно трактовать как проявление повышенного внимания Министра Кафтанова к ФТФ. Видно также, что в 1949 году все еще серьезно обсуждался вопрос о строительстве в Москве нового здания для ФТФ МГУ. Это последнее обстоятельство очень важно, так как оно подвергает сомнению распространенное мнение о всеобщем принятии размещения Физтеха в Долгопрудной как очевидно оптимального. Вместе с тем, директор базового института (ИХФ АН СССР) академик Семенов продолжает считать Ф.И. Дубовицкого своим заместителем по кафедре химической физики, о чем он 19 февраля 1950 года письменно сообщает декану Д.Ю. Панову, каковой воспринял это как должное и немедленно оформил приказом по факультету соответствующее назначение. Это, как говорится, присказка. Сказка впереди. Не прошло и полугода, как ректор МГУ академик Несмеянов (10 июня 1950 г.) издает за № 228 приказ по университету, «в связи с прекращением самостоятельного строительства ФТФ на Ленинских горах и загрузкой по кафедре», освобождающий Ф. И. Дубовицкого «от выполнения обязанностей заместителя декана по научной работе». Оставляя в стороне вопрос о том, может ли Ректор снять с должности того, кого на эту должность назначил Министр, отметим, что этот приказ отражает какие-то подводные течения в мутной воде искусственного бассейна университетских интриг. О том, что дело не в Дубовицком, свидетельствует приказ Несмеянова № 411, уже в сентябре того же 1950 г. восстанавливающий доцента Ф. И. Дубовицкого в должности заместителя декана физико-технического факультета по научной работе. Имеет смысл специально отметить, что в результате всей этой кадрово-бюрократической «загогулины» стало совершенно ясно, что физико-технический факультет никогда не станет своим в славной семье университетских факультетов. Места ему в новом кампусе на Воробьевых горах нет и никогда не будет. Во исполнение всей этой гаммы персональных приказов декан Панов поручает Федору Ивановичу организовать на факультете лабораторию химической физики, чем доцент Дубовицкий и занимается в течение 1950/1951 учебного года. Гром, как известно, грянул поздним летом 1951 года. ФТФ был распущен и вместо него создан МФТИ. А через месяц после указа о создании МФТИ временное исполнение обязанностей директора Московского физико-технического института приказом заместителя министра высшего образования СССР А. Михайлова было возложено на тов. Дубовицкого Федора Ивановича. Рис.1 Вновь назначенный и. о. Директора с похвальной оперативностью издал «Приказ по Московскому физико-техническому институту №1 18 октября ст. Долгопрудная §1 Объявляю приказ по Министерству Высшего образования СССР за № 1820 от 17/Х-51 г. о приеме-сдаче дел Московского физико-технического института. В соответствии с приказом Министра высшего образования СССР от 1 октября 1951 года об организации Московского физико-технического института ПРИКАЗЫВАЮ: §1 Возложить временное исполнение обязанностей директора Московского физико-технического института на тов. Дубовицкого Федора Ивановича. §2 Ректору Московского государственного университета им. Ломоносова тов. Петровскому сдать, а тов. Дубовицкому принять по акту учебные, жилые и вспомогательные здания, общежитие студентов и весь инвентарь, находящийся на балансе физико-технического факультета Московского государственного университета по состоянию на 15 сентября 1951 года. §з По сдаче и приему дел физико-технического института назначить комиссию в составе: § 5. Тулайков А. Н. – зам. декана физико-технического факультета МГУ §7. Денисов С. А. – главный бухгалтер физико-технического факультета МГУ. Акт сдачи и приема дел Московского физико-технического института представить на утверждение Министерства высшего образования не позднее 20 октября 1951 года. Приказ подписал – Зам. министра Высшего образования СССР МИХАЙЛОВ А. И. И. о. директора МФТИ Ф. И. ДУБОВИЦКИЙ» Это, конечно, не приказ № 1, которым А.Ф. Керенский весной 1917 года окончательно развалил русскую армию, но ассоциации такого рода возникают. Во всяком случае, можно со всей определенностью утверждать, что реальная жизнь МФТИ, наступившая после коллапса ФТФ МГУ, была начата именно этим приказом. Знаковый характер Приказа № 1 объясняет появление его текста по ходу этих записок. Такова внешне канцелярская сторона истории того, как Федору Ивановичу Дубовицкому судьба вручила весло Харона. Но Федор Иванович преобразовал весло Харона в жезл Моисея, давший в безводной пустыне избранному от Бога народу живительную влагу. Свой взгляд на этот процесс Федор Иванович изложил в интервью, которое он дал Дмитрию Александровичу Кузьмичеву в ноябре 1995 года и которое было опубликовано под характерным заголовком «Тяжелые были времена». Это интервью неоднократно выше цитировалось. Подчеркнув несколько раз, что вузовские проблемы ему незнакомы, что неопытный он в вузе человек, Федор Иванович выражает свое восхищение Физтехом, излагает свое понимание того, как и почему ФТФ был распущен и говорит о глупости демонстрируемого правительством подхода к этому «якобы привилегированному факультету в университете». Он высоко оценивает «светлую голову» заместителя министра высшего образования Александра Ивановича Михайлова, говорившего «как же так, закрывать такой хороший факультет. Нельзя его закрывать». Де мол, «сделаем из факультета институт и отделим его от университета». «Так и произошло», – наивно заключает и. о. директора МФТИ. Далее Федор Иванович говорит: «Существует версия, что факультет спас И.Ф. Петров. (Об этом и о Петрове – далее). К нему будто бы обратились Капица, Семенов и Христианович с просьбой сходить к Сталину и поговорить о положении на факультете. Этого не могло быть. Зная характер и нрав Петра Леонидовича, нельзя допустить, чтобы им для решения их вопросов в правительстве требовался посредник». Эти соображения Ф.И. Дубовицкого представляются весьма резонными. К ним следует, пожалуй, добавить некое ощущение того, что к лету 1951 года взаимоотношения в паре Капица- Христианович уже не казались столь же безоблачными, как это было в 1945 и 1946 годах. Работа огромного объема ждала свежеиспеченного и. о. директора института, только что рожденного в конфликте с властью. Прежде всего, в самом безотлагательном порядке, надо было способствовать сколько-нибудь разумному решению судьбы тех примерно 10% студентов ФТФ, которые на свое несчастье оказались евреями. Далее, нужно было осуществить выпуск специалистов – бывших студентов 2-го курса приема 1947 года, весной 1952 года заканчивающих 6-й курс. Только им было разрешено завершить образование и защитить дипломные работы под фирмой ФТФ МГУ, что и было ими во благовремении и совершено. Их дипломы подписал ректор МГУ академик И.Г. Петровский. Следующая связка проблем заключалась в необходимости продолжить образование на новом Физтехе тем студентам ФТФ, специальности которых отвечало наличие в МФТИ аэро-механического факультета. Предметом особой заботы были старшекурсники – студенты 5-го и 4-го курсов, принятые на факультет, соответственно, в 1947 и 1948 годах. Эти ребята уже провели на своих базовых предприятиях, в основном в ЦАГИ, ЦИАМ и НИИТП, нешуточную научную работу и были готовы к защите дипломных работ. Дело облегчалось тем, что базы были серьезно заинтересованы в них, в этих студентах и в их работах. За вычетом упомянутых 10% и тех, кто был переведен на мехмат МГУ, в МФТИ осталось на «доучивание» около 60% студентов 5-й и 6-й специальностей ФТФ. В апреле 1952 года с дипломами инженера-физика МФТИ выпустил около двадцати человек по специальности «аэродинамика» и десяти – «термодинамика». Три человека – Аркадий Добкин, Юлий Либерман и Петя Перлин – получили специальность «теория прочности», и трое – упомянутые выше Коля Бахман, Аркадий Марголин, а также Валя (Вольдемар Петрович) Смилга – специальность «экспериментальная физика». Таким образом, из 120 студентов-первокурсников первого приема ФТФ МГУ собственно Физтех окончили около сорока человек. Это большое дело было проведено исполняющим обязанности директора МФТИ Федором Ивановичем Дубовицким. Соответствующий приказ был подписан 2-го апреля 1952 года за два дня до очередной кадровой революции на Физтехе. Все это была хоть и трудная, но привычно понятная работа. Сильнее смущала Федора Ивановича вузовская рутинная деятельность. «Нужно было налаживать учебный процесс в институте. Надо студентов куда-то расселять, в Долгопрудной общие кафедры создавать, организовывать кафедры по специальности в базовых институтах. Здесь была кафедра иностранных языков, кафедра математики, кафедра общей физики, те кафедры, которые и сейчас существуют. Вот тогда-то они и пересоздавались. Но, вообще, – говорит Федор Иванович, – если бы не Солоноуц и Тулайков, мне было бы трудно. ...«Я понял, что институт все-таки не моя стихия». Ф. И. Дубовицкий отчетливо понимал свою роль рабочей лошадки переходного периода. По мнению Министерства высшего образования, этот период завершился к апрелю 1952 года, когда приказом по МВО СССР № 194/к от 4 апреля 1952 года за подписью зам. министра М. Колбасникова Дубовицкий Ф.И. был освобожден от исполнения обязанностей директора Московского физико-технического института. На институтской копии этого документа появляется с датой 7 / IV / 52 указание уже И.Ф. Петрова об отдаче соответствующего приказа по институту (№ 421). Следует признать, однако, что приличия на первый момент были выполнены. Одновремен-но, только за номерами 195/к (по МВО) и 422 (по Физтеху) Федор Иванович был назначен заместителем директора МФТИ по учебной и научной работе. Но этого хватило ненадолго. Приказом № 677-к от 17 декабря 1952 года заместитель Ми-нистра высшего образования СССР В.П. Елютин освободил доцента Дубовицкого от обязанностей заместителя директора МФТИ. За сим последовала серия приказов И.Ф. Петрова об освобождении, сдаче дел (Е.И. Манаеву) и окончательном увольнении из института со 2-го февраля 1953 года. Так завершилась самоотверженная и благородная деятельность заместителя декана факультета, доцента Федора Ивановича Дубовицкого по руководству преобразованием физико-технического факультета в Московский физико-технический институт. Из текста воспоминаний маститого ученого, отредактированных им на 89-м году жизни, вытекает, что он все-таки слегка «комплексовал» в связи со всей этой историей. И понять его обиженность можно. Он говорит: «Почему-то Физико-технический институт, его руководители всего этого не помнят. Но ведь это же дело было. Дело большое. Я же не пришел сюда самостоятельно. Я не мог самовольно. А ведь знаете, дело-то было тонкое. Вопрос-то был политический. Это только кажется, что надо построить общежитие, и все. Постановление вышло – и вдруг институт стал существовать. А у него ничего не было. Полигона не было. Выпуск, понимаете ли, произвели, новый набор сделали. Студентов-евреев разогнали. Вот это очень печальный момент. Я – то ведь заместителем декана только был. ... Какой я директор. Но все-таки держался. Во всех этих событиях с Капицей все настолько были перепуганы, что даже на дачу к Капице не ходили. Я ходил. К Капице на дачу. Такая вот была обстановка. ... А потом, знаете, я же в душе видел, что это скучная для меня работа, составлять расписание. Это бы еще ничего, когда я определял какие кафедры и какие вводить дисциплины. А когда сколько часов на то, сколько часов на это, считать часы. Ну а Слоноуц, Тулайков все это делали профессионально. Но именно этап 1951-1952 г.г. был такой опасный, года два или полтора года, набор делался при мне, выпуск делался при мне. А Иван Федорович.... Он пришел, когда уже Постановления были сделаны». Такой вот печальный текст. Если говорить совершенно серьезно, то с достаточно общих позиций совершено не важно, кто именно, Федор Иванович или Иван Федорович, оказался «нужным человеком на нужном месте и в нужное время». Важно лишь то, что великая идея Физтеха была полностью сохранена и с блеском вновь реализована в виде МФТИ. Совершили сей подвиг Ф.И. Дубовицкий и И.Ф. Петров. И совершенно не важны различия в их рассуждениях, когда они на излете каждый своей долгой и многодостойной жизни вспоминают первые дни МФТИ. В книге своих воспоминаний «Авиация и вся жизнь» генерал Петров несколько страниц посвящает Физтеху. Он пишет, что уже через три – четыре года после открытия на ФТФ сложилась весьма острая ситуация. Система обучения на Физтехе встретила настолько мощное сопротивление, противники этой системы оказались столь могущественными, что в 1951 году речь уже «шла, фактически, о приостановке всей деятельности системы Физтеха». Но система Физтеха тут же, как только кризис стал очевидным, доказала свою жизнеспособность. Энтузиасты системы Физтеха, будучи убеждены в своей правоте, активно искали пути и способы выхода из сложившейся ситуации. Они обратились к генерал-лейтенанту авиации И.Ф. Петрову, до недавнего времени служившему начальником ЛИИ ВВС. Выбор этот был не случаен. Было ясно, что кардинально решить вопрос о судьбе Физтеха мог только сам Сталин. А Иван Федорович был хорошо известен И.В. Сталину, выполнял многие, в том числе и чисто военные его поручения. Сталин доверял Петрову прежде всего потому, что тот был скромен, явно не стремился к должностям и званиям, всегда, подчеркнем, всегда говорил ему правду, причем, всю правду. Очевидным образом в пользу Петрова говорило и отсутствие у него каких-либо связей с опальными и полуопальными академиками. Пишет генерал Петров: «... через несколько дней, захватив необходимые бумаги, я с этим вопросом явился на прием к И.В.Сталину. Выслушав мой короткий доклад, Сталин сказал: «Зачем же мы будем восстанавливать факультет, который только что распустили. Давайте создадим новый институт со следующими факультетами...». Было очевидно, что над этим вопросом он думал раньше, поэтому наше предложение нашло столь быструю поддержку. В этом же 1951г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли Постановление об организации на базе ФТФ МГУ нового ВУЗа – Московского физико-технического института, который и начал свое существование с 1952 г. И действительно, институт начал сразу же функционировать, проведя свой собственный, свой первый самостоятельный прием в 1952 году. Абитуриенты 1951 года поступали еще на ФТФ МГУ, но были приняты, того не зная, в МФТИ. Иван Федорович Петров – первый ректор (сначала – директор) МФТИ проработал на этом посту десять лет – до своего 65-летия. Заслуги И.Ф. Петрова перед МФТИ невозможно переоценить. Он не только воссоздал Физтех. Он поставил институт на ноги, он сделал все для достижения той цели, ради которой Физтех задумывался и создавался.

Эпилог

«... И гимны прежние пою...» А. С. Пушкин Злоключения идеи Физтеха далеко не завершились моментом создания МФТИ. Казалось бы, проблема решена – из здорового тела МГУ вынута раздражающая заноза, ранка продезинфицирована и затянулась. Больше того, даже и шрама не видно. Но советская высшая школа в целом, как социальная институция, не могла терпеть в своем стройно организованном теле такой особенности как МФТИ. Не воспринималась система Физтеха системой нашей высшей школы. На протяжении всей последующей истории МФТИ предпринимались неоднократные попытки погасить пламя его элитарности, срезать все его острые углы, снивелировать институт, подравнять его под общий стандарт, ликвидировать его своеобразие. Созданный в форс-мажорных обстоятельствах сороковых годов XX века ФТФ МГУ успешно решил стоявшие тогда перед ним задачи. Одно из свидетельств тому – ФТФ дал Российской науке 12 действительных членов и 13 членов-корреспондентов АН СССР, ныне Российской академии наук. Система Физтеха себя оправдала. МФТИ как продолжение ФТФ является национальным достоянием России. Факультет положил успешное начало наработке опыта подготовки интеллектуальной элиты. Институт развил и сделал существенно более масштабным этот опыт. Рис.1 Великолепный абитуриентский и студенческий корпус Физтеха, прекрасно поставленное общее глубокое и широкое естественно-научное фундаментальное образование, тщательно разработанная методика конкретизации выпускников по множеству специализаций в рамках единой специальности «прикладные физика и математика», специально воспитываемая и целенаправленно культивируемая способность мгновенно, творчески и квалифицированно реагировать на возникновение новых проблем, мобильность и адаптируемость, отсутствие боязни перехода к постановке и решению новых, злободневных задач, практи-чески всеобъемлющая компетентность физтеха как отдельной личности, так и Физтеха как общественной сущности дают все основания утверждать, что МФТИ России нужен, что у него практически непочатый край работы, широчайшее поле деятельности. Физтех означает упорно работать. Физтех означает думать творчески. Физтех означает думать нестандартно. Физтех означает свежую и открывающую новые возможности мысль. Физтех означает вечное стремление к совершенству во всем. Физтех дерзает знать, дерзает думать, дерзает понимать, дерзает разуметь и дерзает действовать в соответствии со своим знанием, своим пониманием и своим разумением.

© Журнал "Потенциал", 2005-2017. Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта и журнала "Потенциал" в любом виде, полностью или частично, допускается только с письменного разрешения редакции.
Отзывы и пожелания шлите почтой.
Подготовка к ЕГЭ
ЕГЭ по математике
login